2018.03.13 

Каждый раз, когда мы приезжаем к индейцам, мы вляпываемся в детективную историю.

За это я вообще люблю Амазонку и наш проект, за это же и ненавижу, потому что боюсь вставать по утрам и идти искать разгадки, чтобы как-то выбраться из положения полной потерянности.
В Умаиту в поисках индейцев пирахан мы приехали так сказать “с голой жопой”. У нас была только информация из книги Дэниэла Эверетта об общинах, живущих на реке Маиси. Но как до них добраться – тайна. Ведь из маленькой Умаиты вряд ли туда что-то плавает хотя бы раз в пару месяцев. И даже если что-то и проплывет мимо, то как поймать лодку? А в довершение ко всему, въезд в общины запрещен бразильской организацией по защите прав индейев ФУНАИ.
Именно поэтому, к пирахан мечтают приехать тысячи людей со всего мира, кто прочел книгу Эверетта “Не спи – кругом змеи”, но не доезжает никто, как только слышит о сложностях. Почти все отсеиваются на этапе разрешений. ФУНАИ отказывает абсолютно всем без разбору. Одобрение вероятно могут получить крупные СМИ, при этом ФУНАИ возьмет крупные денежные взносы. Ну не стоит оно того: заплатить кучу денег ФУНАИ, получить разрешение от бразилских кинематографических организаций, министерства природы и от ФУНАИ, нанять корабль с капитаном, оплатить бензин и приехать к индейцам, которые по-португальски не говорят даже. Кстати, на языке пираха говорят всего три человека в мире, и не идеально. Поверьте, как мне с таким раскладом не просыпаться с утра и не говорить торжественное: “Лена, все плохо, нам пизда!”
Но Амазонка сделала из нас крепышей и научила ввязываться в авантюры. Поэтому мы здесь. Поэтому, когда мы приехали у Умаиту, мы просто написали великому Эверетту. А вдруг ответит. За вопрос не убивают. И не прогадали. Оказывается, его жена – второй человек в мире, который говорит на пирахан – где-то здесь по его словам. Но вот где? Этого нам не сказали. Я нашел ее в Фейсбуке. Было непросто, потому что она за свою жизнь сменила три фамилии, чем крайне усложнила поиск себя. Да, Фейсбук подтверждает, что она живет в Умаите. Потом пришлось облазить телефонные справочники. Бинго! Нашли улицу. Ну а здесь в Латинке все просто: идешь в продуктовый ближайший и спрашиваешь, где живет гринго. По имени не работает, только “гринго”. Но к сожалению, в это время она работает в полях с пирахан – изучает их язык.
Найти место, где живет жена Эверетта нам пришлось с другого конца. Просто поиск по сети фотографий пирахан доказал, что почти все их снимки сделаны в экспедициях с самим Эвереттом еще в счастливые времена, когда ФУНАИ не блокировали каждого гостя. Но вдруг нам попался один средненький фоторепортаж журналиста бразильского издания Folha. Он снял пираха для большой мультимедийки о трансамазонском шоссе. И вот мы нашли общину, спросили про нее Эверетта, спросили в Умаите. Несомненно, его жена именно там. На первом же автобусе мы едем прямиком по еще одной раздолбанной трассе в джунгли. Осталось найти дом посреди вырубок леса.