2017.09.12 

А вчера нас не пустили лететь на частном самолете за деньги.

Мы как всегда упаковали вещи с утра - мы каждый так делаем. Медики сказали, что они контрактовали частный самолет, который доставил лекарства в отдаленные поселения яномами и теперь возвращался пустым. Это был наш последний шанс улететь без вмешательтва военных. Полковник сказал, что мы сможем улететь. Я уже договорился и протягивал пилоту небольшую сумму. Наконец-то мы улетим.
Но не судьба. К нам подходят трое военных во главе с одним мерзким жирдяем, который доставал нас последнюю неделю и начал насмешливо требовать разрешения. Я был вне себя от ярости. "Мы полетим, и все, ваш блин полковник разрешил". Но ответа не последовало.
- Разрешение?
- Да блять, полковник сказал мне сесть на этот самолет. Ваш же блять полковник.
Пока никто не собирался и пошевелиться, особенно потому, что полковник уже уехал. Мы с врачами начали судорожно ему звонить, но это же Венесуэла. Тут дозвониться человеку просто так невозможно, он почти всегда вне зоны доступа, даже если стоит под вышкой.
Самолет улетел без нас. И уже вечером нам сказали, что полковник разрешил. Но было поздно.