2017.12.08 

Еще один легендарный факт про бананы, которые мы однажды потеряли. Это очень страшная история.

Типа тех фактов, что я про индейцев рассказываю, только про бананы. Сам поверить не могу, что так радикально тему блога сменил 🙂
До 1950х годов не было тех бананов, которые мы едим сегодня. Были другие: толще, грозди в два раза здоровее, вкус – насыщеннее. Этот сорт назывался Гросс-Митчелл. Его выращивали от Гватемалы и вплоть до Эквадора. Все поля были засажены только Гросс-Митчелом.
К сожалению, такое безрассудство – использовать всего один вид – обратилось в самую страшную сельскохозяйственную трагедию в мире. Началась "Панамская болезнь", известная как Панамское зло, если переводить дословно с испанского. Дело в том, что эти бананы оказались подверженны грибку Fusarium oxysporum: патогену, устойчивому к любой химической обработке. Грибок захватывал растение за растением, а потом и плантацию за плантацией. Все бананы одного вида были абсолютно неустойчивы к болезни. Вскоре все были уничтожены болезнью.
В 1980х на смену сорту Гросс-Митчел пришел банан сорта Кавендиш, устойчивый к панамской болезни. Этот банан мы и едим сегодня. А бананов Гросс-Митчелл, которые были в два раза вкуснее и больше – практически не осталось, все погибли. Мы на плантации попробовали бананы сорта Седа, которые по рассказам имеют практически такой же вкус, как Гросс-Митчелл и также подвержены Панамской болезни. Они очень сладкие, но я привык к родным Московским настолько, что уже просто не могу есть ничего больше.
Самое страшное в этой истории, что события 80-летней давности вот-вот повторятся. Плантации снова засажены единым сортом, который однажды будет неустойчив к патогену грибка. Селекция очень затруднена, потому что сорт Кавендиш – без семечек, и размножается отростками. Плантации снова атакует грибок, который прозвали Сигатока. По словам плантаторов, химикаты пока помогают, но однажды патоген может мутировать, и Панамская боезнь повторится снова, а мы останемся без бананов.