2018.02.14 

“Одним утром прошлого июля в джунглях Северо-Запада Бразилии, Дэниел Эверетт, американский профессор по лингвистике и я ступили с пантона гидроплана Цесна на песчанный пляж реки Маиси”

Так начинается статья Джона Калапинто – журналиста The New Yorker об индейцах пирахан. Статья победила на конкурсе в номинации “Лучшая американская научная статья о науке и природе” в 2008 году. Я очень рад за Джона, потому что он хорошо поработал. Но когда я вижу, как американские журналисты катаются на гидропланах и берут себе в помошники знаменитых лингвистов, а Эверетт единственный человек в мире, который знает язык пираха, кроме самих индейцев, то немного расстраиваюсь. Нам придется делать то же самое, или пытаться делать то же самое, но без гидроплана, денег и крутого лингвиста под рукой.
А мы через две недели поплывем по мадейре к пирахан. Попробуем попасть хотя бы в регион обитания пирахан. Эта съемка будет самой сложной за весь проект, вангую. Индейцев всего 420 человек, въезд к ним запрещен бразильской организацией FUNAI, и я не говорю на португальском. Я очень волнуюсь и уже подготовил себе план Б, если у нас ничего не выйдет. Но попытаться мы должны, потому что пирахан – одни из легендарнейших индейцев современности. Про их язык спорят самые крутые лингвисты мира. Предполагается, что он совершил переворот в нашем понимании языка.
Хотите узнать, чем так круты пирахан? Почитайте статью Джона Калапинто. А если не осилите, то просто подождите, я скоро напишу о пирахан в рубрике “Занимательные факты про индейцев”.
https://www.newyorker.com/magazine/2007/04/16/the-interpreter-2